О храме Жизнь прихода Воскресная школа Живое слово Вопросы священнослужителю

"Пост закончился, а проблемы остались". Ответы на недоуменные вопросы про Соборование. Священник Сергий Поляков

Главная - Живое слово - Публикации - "Пост закончился, а проблемы остались". Ответы на недоуменные вопросы про Соборование. Священник Сергий Поляков

"Пост закончился, а проблемы остались"
Ответы на недоуменные вопросы про Таинство Елеосвящения
Священник Сергий Поляков

К написанию данной статьи меня побудил очередной всплеск недоразумений, связанный с совершением таинства Елеосвящения прошедшим Великим постом, а именно многочисленные вопросы прихожан относительно содержания Таинства, критериев участия в нем, число помазаний освященным маслом и т.д.
Действительно, таинство Соборования многим не слишком известно. Оттого с ним связаны самые странные предрассудки и заблуждения. Иногда считается, что соборовать нужно только безнадежно больных, что после Соборования человек или непременно умирает, или непременно исцеляется. Очень распространена практика собороваться не только в Великий пост, но вообще каждым многодневным постом, причем по многу раз, из-за чего в среде верующих нередко встречаются люди, убежденные в том, что это Таинство «для того, чтобы полечиться, и чтобы разрешились самые сложные жизненные проблемы».
Чтобы развеять сомнения и недоуменные вопросы, рассмотрим все по порядку.

Цель и происхождение Таинства Елеосвящения

Елеосвящение в греческом варианте означает буквально «молитвомаслие», то есть помазание освященным маслом. Таинство Елеосвящения чаще называют Соборованием, поскольку оно обычно совершается несколькими священниками, то есть соборно.

Согласно определению составленного святителем Филаретом Московским Катехизиса, «Елеосвящение есть таинство, в котором при помазании тела елеем призывается на больного благодать Божия, исцеляющая немощи душевные и телесные» [1]. По словам святителя Симеона Солунского, «елей [таинства] есть елей святой по силе священнодействия, и исполнен божественной силы, и вместе с тем, как умащает чувственно, он просвещает и освящает и души, укрепляет силы, как телесные, так и духовные, исцеляет раны, уничтожает болезни, очищает от нечистоты греховной и имеет силу подавать нам милость Божию и умилостивлять Его» [2].

Таинство Елеосвящения имеет евангельское происхождение. Как мы узнаём из Евангелия от Марка (Мк. 6, 13), «призвав двенадцать, начал Христос посылать их по два, дав им власть над нечистыми духами. Они пошли и проповедовали покаяние, изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли». Согласно этому свидетельству, еще до голгофских страданий Спасителя существовало такое священнодействие, оно подавало помощь больным и телесно, и духовно.

Основное же свидетельство установления Таинства содержится в Послании апостола Иакова: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5, 14-15).

Помазание, упомянутое в Послании ап. Иакова, не является ни обычным врачеванием (хотя известно, что елей использовался как медицинское средство), ни исключительным харизматическим даром, поскольку исцеление совершается иерархическим священством (пресвитерами), а главным средством исцеления служит церковная молитва. Основную сложность толкования этого места в связи с учением о таинстве Елеосвящения составляет вопрос о том, что представляют собой слова апостола — заповедь или рекомендацию. Характер высказывания (о помазании говорится как о чем-то хорошо известном), участие пресвитеров и слова «во имя Господне» (ср. крещальные формулы в Деян. 2, 38; 8, 16; 10, 48 и др.) свидетельствуют в пользу первого, то есть заповеди. По-видимому, помазание совершалось в случае серьезной болезни, о чем говорит упоминание о посещении («пусть призовет») болящего пресвитерами.

Вещество Таинства Елеосвящения

Не вызывает сомнений факт того, что Таинство изначально совершалось на оливковом масле.

Как хорошо известно, елей (буквально «масло оливкового дерева») в древности был не только одним из основных продуктов питания, но и широко распространенным медицинским и косметическим средством. Так, само греческое слово «елей», по данным корпуса классических греческих текстов (TLG), встречается в сочинениях медиков — Гиппократа, Аэция и Галена — намного чаще, чем у всех остальных античных авторов.

В Ветхом Завете елей упоминается многократно; в Септуагинте слово употребляется для перевода еврейских слов «шемен» и, значительно реже, «ицхар»; первое из этих двух слов обозначает именно оливковое масло. Оно, наряду с хлебом и вином, было важнейшим продуктом питания (см.: 3 Цар. 17, 12-16; Втор. 7, 13; 11, 14; 12, 17; 14, 23; 18, 4; 28, 51; 2 Пар. 31, 5; 32, 28 и др.), использовалось в качестве косметического средства (2 Цар. 14, 2; Пс. 103, 15; Притч. 27, 9). Символически помазание елеем служило выражением радости (Пс. 44, 8; Ис. 61, 3). С радостью связывалось не только помазание елеем, но и сам елей как таковой — в том числе, и потому, что оливковые деревья начинали плодоносить далеко не сразу после посадки. Елей использовался в лампадах (Исх. 25, 6; 27, 20; Лев. 24, 2) и при целом ряде священнодействий — при помазании царей и священников, жертвенников, принадлежностей скинии и Храма, а также входил в состав некоторых видов ветхозаветных жертв. Наконец, елей употреблялся и при лечении болезней, особенно язв и ран (Ис. 1, 6).

Целебное значение елея в полной мере сохранялось в новозаветную эпоху. Филон Александрийский писал: «Что можно бы искать для натираний лучше плода, выжимаемого из маслины? Ибо он смягчает и утомление тела и содействует здоровью, и, если окажется какая-нибудь язва, он полностью затягивает и сообщает более всякого другого плода силу и бодрость» [3]. Именно елей, а также вино, описаны как врачебное средство в притче Господа нашего Иисуса Христа о милосердном самарянине: «Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым … Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино» (Лк. 10, 30–34).

К сожалению, в современной практике совершения Елеосвящения нередко используется иное масло, кроме оливкового, в основном подсолнечное. Объясняется это отчасти дороговизной оливкового масла, а отчасти отсутствием его в продаже, например, в провинции. Тем не менее, «эта практика, хотя и отчасти оправданная, нарушает библейскую символику елея (ср.: Рим. 11) и не соответствует церковной традиции (напр., византийские полемисты упрекали армян, в частности, в замене елея кунжутным маслом)» [4].

Исторические свидетельства о таинстве Елеосвящения

По различным раннехристианским источникам можно предположить, что изначально помазание елеем было одним из использовавшихся христианами средств исцеления наряду с возложением рук, освященной водой, заклинанием больного именем Господним, участием в таинстве Евхаристии, которое авторы называют «врачевством бессмертия» и «лекарством жизни».

Уже в начале III в. помазание елеем для исцеления прямо упоминает Тертуллиан, повествующий о совершавшихся неким христианином по имени Прокул врачеваниях.

В исследованиях по истории таинства Елеосвящения нередко упоминается свидетельство Оригена (III в.), который, перечисляя различные способы прощения грехов, в качестве 7-го называет покаяние и при этом цитирует Иак. 5, 14-15.

Свт. Иоанн Златоуст, перечисляя обязанности пресвитеров, писал, что они не только крестят, но и исцеляют от грехов, совершенных после Крещения, и приводил цитату Иак. 5, 14-15.

В первой трети V в. свт. Кирилл Александрийский, говоря о недопустимости обращаться к знахарям-заклинателям в случае болезни, предписывал молиться самому за себя, обращаясь к Богу, и цитировал послание ап. Иакова, подразумевая необходимость участия в таинстве Елеосвящения.

Первое твердое свидетельство о существовании церковного чина Елеосвящения на Западе содержится в Послании 416 г. папы Римского свт. Иннокентия I Декентию, еп. Губбио. Свт. Иннокентий утверждает, что помазывать больных освященным елеем могут не только пресвитеры, как в Послании ап. Иакова, но и миряне. Елей освящается только епископом, но он сам не помазывает по той причине, что не может приходить ко всем больным ввиду занятости.

Беда Достопочтенный (VIII в.), толкуя Иак. 5, 14-15, отмечал, что в его время по-прежнему в соответствии с распоряжением свт. Иннокентия I освященным елеем могли помазывать не только пресвитеры, но и миряне для исцеления тела. Однако, по словам Беды, прощение грехов в этом таинстве происходит только в том случае, если болящий покается перед пресвитером. В его Толковании на Мк. 6, 13 подтверждается обязательность освящения елея епископом. Согласно 4-му и 29-му правилам св. Бонифация Майнцского (VIII в.), священники всегда должны брать с собой в дорогу освященный епископом елей для исцеления больных.

На Востоке первое твердое свидетельство о самостоятельном таинстве Елеосвящения содержится в приписываемом прп. Иоанну Дамаскину слове «О почивших в вере» (VIII в.), где различаются святое миро и «иной елей, помазывающий которым, желая помазать болящего, сначала сам приобщается помазания, а потом помазывает и страждущего». С конца VIII в. сохранились литургические рукописи, содержащие молитвы византийского чина Елеосвящения.

Таким образом, истоки чина Елеосвящения — в апостольской практике помазывать больных освященным елеем, совершая усиленную молитву о них. В ранней Церкви освящение елея обычно происходило во время Евхаристии. В рукописях древних редакций богослужебных книг сохранился целый ряд молитв над «елеем больных», освящаемым на литургии или вне ее. Нередко елей предписывалось освящать вместе с водой. Существовало также множество отдельных молитв о больных — в том числе, предназначенных для чтения в той или иной конкретной болезни. Все эти элементы легли в основу чинопоследования Елеосвящения.

В богослужебных книгах VIII века мы видим уже более детализированную последовательность молитв, первая из которых — та, что начинается словами: «Отче Святый, врачу душ и телес…» Эта древняя молитва и в наше время произносится при совершении Соборования, и более того — является, говоря богословским языком, тайносовершительной формулой.

В византийских рукописях с X-XI вв. постепенно получает распространение развернутый чин, предполагающий совершение семи Божественных литургий — целую неделю подряд или же одновременно в нескольких храмах. На проскомидии этих литургий освящался елей, а в конце службы — совершалось помазание болящего. Впоследствии семь литургий были заменены семью помазаниями, предваряемыми — как на литургии — чтением Апостола и Евангелия с сугубой ектенией. Для семи помазаний были выбраны семь молитв, взятых из числа либо молитв о болящих и освящения елея для них, либо из чинов таинства Покаяния. Кроме того, при каждом помазании читалась имеющая древнее происхождение молитва «Отче святый, Врачу душ и телес...», а цикл всех помазаний увенчивало возложение на больного Евангелия. Этот чин предварялся вечерней и утреней, на которых вместо рядовых песнопений пелись особые — о болящем. В такой форме чин получил широкое распространение — в том числе, на Руси, где он с конца XIV века вытеснил собой более древнюю традицию, где Елеосвящение состояло лишь из одной-двух молитв над елеем, к которым могли присоединяться молитвы в той или иной болезни.

Традиция общего Соборования. О числе помазаний

В соответствии с Требником, чин Елеосвящения совершается над единственным человеком, пребывающим в телесной болезни или немощи. Однако в Православной Церкви широко распространена практика совершения общего Елеосвящения над многими молящимися, в том числе здоровыми.

Известно, что практика совершения общего Елеосвящения — с однократным помазанием вместо семикратного — была широко распространена на Руси до середины XVII века. Правом совершать общее Елеосвящение обладали только архиереи и игумены важнейших монастырей. После XVII века общее Елеосвящение стало особенностью богослужения крупнейших соборов — например, Успенского собора Московского Кремля, — где это священнодействие вплоть до 1917 года продолжало совершаться раз в году, в Великий четверг. Практика совершения общего Елеосвящения только единожды в году, после утрени Великого четверга — обычно вечером в Великую среду — сохранилась и в зарубежных приходах русской традиции, а также в некоторых храмах в России.

Однако во второй половине XX века в Русской Православной Церкви широко распространился новый обычай совершения общего Елеосвящения не только на Страстной седмице, но и на других седмицах Великого поста, причем общее Елеосвящение стало совершаться не с одним, а с семью помазаниями.

Такая современная практика Русской Церкви никак не соотносится с практикой других Поместных Церквей. Напротив, в традиции, например, Греческой Церкви общее Соборование совершается на Афоне и в других подражающих афонскому укладу монастырях. Оно бывает по тому же чину, как и раньше на Руси — с одним только помазанием в конце (смотри Требник Элладской Церкви). И естественно, во всем посту совершается только в Великий четверг (но по подражанию Великому четвергу в XX в. афониты ввели еще и соборование в навечерие Рождества Христова).

Чтобы привести в соответствие с древней традицией современную практику общего Соборования, Священный Синод Русской Православной Церкви на заседании 26 декабря 2012 г. (журнал №130), с одной стороны, допускает разумное сокращение таинства Елеосвящения для тяжелобольных, а с другой, опираясь на пояснительную записку комиссии Межсоборного присутствия по вопросам богослужения и церковного искусства, полагает уместным совершение единократного помазания молящихся при общем Соборовании, но с сохранением чтения всех положенных по чину Апостолов, Евангелий и молитв. Причем участвовать в таком общем Елеосвящении можно не более одного раза в год. 

Над кем может совершаться таинство Елеосвящения

В этом вопросе практика Русской Церкви опять радикально отличается от практики Иерусалимской и Греческой Церквей.

163 правило Номоканона при Большом Требнике запрещает помазывать здоровых людей. Интересно, что об этом говорят дореволюционные грамоты, которые выдавались священникам. В них говорилось о том, что «священник да не дерзнет помазать здорового человека».

Вместе с тем, совершение таинства Елеопомазания над здоровыми людьми засвидетельствовано литургическими памятниками, начиная с X века. В них говорится, что наряду с больным, над которым совершали Маслособорование, помазывались елеем и его домочадцы. Помимо «попутного» помазания здоровых, в Греческой Церкви совершали Таинство и нарочито над ними. Иерусалимский устав предписывал прохождение чина Елеосвящения в равной мере «здоровому и болящему». Кроме того, что Соборование совершалось над отдельными лицами, производилось общее Маслопомазание в определенные дни года.

Размышляя о такой полярности мнений и пытаясь их примирить, С.В. Булгаков, составитель Настольной книги священнослужителя, полагает, что Соборование над здоровыми людьми имеет исторически-символический смысл. Когда мы все приходим в церковь после большого покаяния для того, что бы прийти к Спасителю и принести ему плоды своего покаяния, как та блудница, которая пришла и помазала Его ноги. 

И действительно, понимание смысла таинства Елеосвящения тесно связано с личным глубоким покаянием и с проблемой соотношения греха и болезни. В древних обществах болезнь воспринималась не столько как психофизиологический феномен, сколько как религиозный — либо как наказание от Бога, либо как нападение враждебных демонических сил. Евангельское слово подлинными причинами болезней называет человеческие страсти, поэтому исцеление от болезней через Елеосвящение неразрывно связано с освобождением от грехов и страстей.

Принимая именно такой аспект Таинства, можно допустить участие в нем и здорового человека, чье желание собороваться весьма осмысленно и явилось следствием пережитых тяжких недугов души. Церковное предание свидетельствует в пользу подобной практики, хотя и с оговорками. По причине благодатного действия таинства не на тело лишь, но и на душу человека, отцы Церкви находили возможным совершать его не только над страждущими телесными недугами. При этом ни в коей мере участие таких людей в Соборовании не умаляет и не исключает значения Исповеди и Причастия, а, напротив, может служить первым шагом к духовному исцелению.

Впрочем, вопрос личного покаяния относится и к физически немощным участникам Соборования. И здесь возникает очень серьезная проблема — проблема бессознательного участия в Таинстве, просто потому, что такая традиция. Часто в храм приходят люди малоцерковные или вовсе нецерковные, которые вкладывают в это Таинство собственный смысл, ничего общего не имеющий с целью Елеосвящения. Таким людям собороваться недопустимо. Некоторые из них воспринимают Соборование как медицинскую процедуру, о духовном его аспекте и мысли нет. Последствия тут могут быть весьма печальными – не получив ожидаемого телесного выздоровления, человек обижается: как же так, я отстоял длинную и тяжелую службу, сделал все, что положено, а результата нет! В итоге люди могут охладеть к вере, к Церкви.

Также не принято участие в Таинстве маленьких детей, то есть до семилетнего возраста и без острой необходимости. Поскольку существенной стороной таинства Елеосвящения является отпущение грехов, при решении вопроса об участии в этом таинстве детей следует руководствоваться теми же правилами, какие относятся к таинству Покаяния.

Не соборуют страждущих людей, находящихся в бессознательном состоянии, но за исключением тех, кто ранее засвидетельствовал желание собороваться перед тем, как впал в бессознательное состояние. Такой подход следует в этом вопросе синодальной практике, допускающей совершение Соборования в случае, если «больной прежде выражал желание принять таинство, если не словом, то каким-либо знаком — движением рук или глаз показал своё сердечное сокрушение и раскаяние в грехах» [5]. Таким образом, важна воля самого больного, вполне возможно, что он уже не желает бороться за своё физическое существование, а хотел бы отойти ко Господу. 

Нередко спрашивают: возможно ли соборование женщин в период месячного очищения? Никаких канонических церковных норм в этом вопросе не существует. В этом случае мы можем вооружиться прямым примером из Евангелия — тем случаем, когда кровоточивая, то есть постоянно находящаяся по иудейским обычаям в нечистоте женщина, дерзнула прикоснуться к Спасителю и через это получила исцеление. Можно взять пример с дерзновения этой женщины и смело приступить к Соборованию, не взирая на женские циклы и все мысли обращая только к Богу и Его милосердию — оскверняет человека лишь грех.

Какие грехи прощаются в таинстве Елеосвящения?

Из понимания, что причина болезни — грех, существуют два основных мнения: прощаются все грехи, прощаются только забытые грехи.

И, тем не менее, из двух мнений довольно прочно укоренившееся в нашем сознании мнение о прощении забытых грехов является не более чем богословской спекуляцией.

Отпущение грехов — неотъемлемый аспект таинства Елеосвящения. Болезнь и грех связаны между собой — об этой связи пишет сам апостол Иаков в начале своего послания: «Сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1, 15). Как смерть и тленность человеческой природы есть следствие грехопадения, так и личные грехи человека могут быть причиной усугубления болезни. Это соотносит Елеосвящение с таинством Покаяния — первое восполняет второе, особенно для тяжелобольных, но не отменяет его. Согласно церковной традиции, Елеосвящение предпочтительно совершать вместе с исповедью. В некоторых случаях преподание больному таинства Покаяния может оказаться и вовсе невозможным, и тогда Елеосвящение остается единственным средством разрешения его от грехов.

О том, что от пресвитеров через священнодействие Маслоосвящения верующему преподается прощение именно «всех» или «многих» грехов, свидетельствуют такие авторитетные церковные писатели, как Тертуллиан, Ориген, Серапион Тмуитский, свт. Амвросий Медиоланский, свт. Ириней Лионский, свт. Иоанн Златоуст, свт. Кирилл Иерусалимский, свт. Григорий Турский, блж. Феодорит Киррский, прп. Иоанн Дамаскин и многие другие. И лишь очень поздняя схоластическая богословская мысль пришла к странному определению о прощении забытых грехов.

Мы же, если доверяем Всеблагому Господу всю нашу жизнь и возносим к Нему все наше упование, приступая в многонедужии к таинству Соборования, должны руководствоваться простыми и утешительными словами ап. Иакова: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, … и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5, 14-15). По нашей покаянной молитве, по нашей вере и милосердию Божию простятся нам наши грехи.

***

В заключении стоит отметить, что Соборование требует от человека веры и покаяния. Исцеление — это свободный дар Всеблагого любящего Бога, а не неизбежный результат каких-то внешних действий. Поэтому Таинство Елеосвящения не является магическим ритуалом, результатом которого будет непременное физическое исцеление.

 

[1] Пространный христианский Катихизис Православной кафолической восточной Церкви / [Сост. свт. Филарет (Дроздов)]. М., 2006. С. 84.

[2] Блж. Симеон Солунский. Разговор о св. священнодействиях и таинствах церковных 256 // Сочинения блж. Симеона, архиеп. Фессалоникийского. М., 1994. С. 378.

[3] Цит.по: Венедикт (Алентов), иером. К истории православного богослужения: Историко-литургическое и археологическое исследование о чине таинства Елеосвящения. К., 20042. С. 9–10.

[4] Ткаченко А. А. Вещества таинств // Православная энциклопедия. М., 2004. Т. 8. С. 99.

[5] Забелин П. П. Права и обязанности пресвитеров по основным законам Христианской Церкви и церковно-гражданским постановлениям Русской Церкви. Часть I. С. 269.

Иннокентьевский листок. №72 Апрель-Май 2014 г.

Мы не гарантируем корректную работу сайта в браузерах Internet Explorer 6 и Internet Explorer 7. Обновите, пожалуйста, Ваш браузер до версии Internet Explorer 8 или до более поздней версии.