О храме Жизнь прихода Воскресная школа Живое слово Вопросы священнослужителю

"Пасха нам возсия!" Слово настоятеля протоиерея Михаила Дудко

Главная - Живое слово - Публикации - "Пасха нам возсия!" Слово настоятеля протоиерея Михаила Дудко

Пасха нам возсия!
Слово настоятеля протоиерея Михаила Дудко

Пасха Христова заметно выделяется из череды православных праздников торжественной наполненностью. Она вся устремлена в вечность, она отменяет непреложные законы бытия: смерти больше нет, и «жизнь жительствует». ... «Я только что вернулся из церкви, с чудной пасхальной службы, - записал протопресвитер Александр Шмеман в своем дневнике, - и хочу просто подтвердить написанное вчера: да, для этого и в каком-то смысле — только для этого оставлена в мире Церковь. Чтобы снова и снова могли мы сказать: «Хорошо нам здесь быти...»

Чувство, подобное описанному отцом Александром, возникает у каждого, кто пришел в Церковь, подготовившись к встрече праздника постом и молитвой. Конечно, служба проходит по-разному в Москве, Петербурге, других крупных городах, и в заброшенных селах, но это разница состоит в степени стройности пения, благолепии обстановки, количестве и качестве позолоты на иконостасе. По сути же ничего не меняется – Христос воскрес, а значит, нам есть во что верить и на что надеяться. 

Слово «Пасха» произошло от древнееврейского «passah», что означает «перехождение», «избавление». Христиане празднуют Пасху новозаветную, наполняющую новым смыслом ветхозаветное «избавление». Теперь это не воспоминание об окончании египетского рабства, но торжество спасения всего человечества от греха и смерти. 

Пасха – праздник в некотором смысле противоречивый. Радость в ней не отделяется от памяти о великой цене искупления – страданиях и смерти Спасителя. Очень ярко это выражено в коротком, но богатом по смыслу тропаре Пасхи «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав.» Здесь рядом стоят воскресение и смерть, гроб и жизнь, попрание вечного зла и дарование вожделенного добра. 

Первоначально на Пасху христиане отмечали страдания и смерть Христа - Пасху крестную. При этом праздник сопровождался постом, лишь затем следовало празднование Воскресения Христова - Пасха воскресная. Со временем из первого празднования развилась Страстная седмица. Сегодня она предваряет Пасху и готовит к ней. Готовит воспоминанием Страстей Христовых: Гефсиманского борения, предательства Иуды, неправедного суда Пилата, бичевания и издевательств, рева толпы «распни, распни его!», наконец, распятия, смерти и погребения. 

После крестной наступала Пасха воскресения. Ночь ее была светлой не только в духовном смысле. По свидетельству раннехристианского историка Евсевия, особенностью ночной пасхальной службы являлось возжжение множества светильников в храмах и на улицах городов, благодаря чему «эта таинственная ночь становилась светлее самого светлого дня». 

«Слух наш оглашается во всю светлую ночь – говорит святой IV-го века Григорий Нисский, - словом Божиим, псалмами, пениями, песнями духовными, которые, втекая в душу радостным потоком, преисполняли нас благими надеждами, и сердце наше, приходя в восхищение от слышимого и видимого, возносилось чрез чувственное к духовному, предвкушало несказанное блаженство». 

Первоначально празднование продолжалось 7 дней, а затем превратилось в современные семь недель: в наше время «Христос воскресе» поют в церквах до кануна Вознесения. 

Самая «главная» пасхальная служба, пожалуй, происходит на месте Воскресения Христова в Иерусалиме. Но если в Святой город еще можно, постаравшись, попасть, то желание хоть глазком взглянуть, как Пасха отмечалась на Руси раньше, в старину, несбыточно. Остались только описания пышного богослужения, на котором присутствовал царь. 

В первом, а иногда во втором часу ночи с колокольни Ивана Великого раздавался торжественный благовест к Светлой заутрене. Во время благовеста в собор приходил Патриарх с сослужившими ему архиереями, архимандритами, игуменами и священниками. Пройдя в алтарь, Патриарх и все духовенство облачались там «во весь светлейший сан». Когда все уже было готово к началу заутрени. Патриарх посылал крестового дьяка во дворец оповестить государя. 

Начиналось величественное шествие царя к заутрене в сопровождении огромной свиты в драгоценных блестящих одеждах. Государя окружали бояре и окольничие в золотах. Впереди шли стольники, стряпчие, дворяне, дьяки. Сам царь был в золотом опашне с жемчужной нашивкой с драгоценными камнями. Войдя в собор, государь прикладывался к иконам, мощам, к ризе Господней и становился на своем обычном месте у правого столпа, близ патриаршего места. 
В это время Патриарх в облачении выходил из алтаря и благословлял государя. После начинался крестный ход. 

Дальше все, как обычно – истаивающие от жара свечи, звон колоколов, ликующее «Христос воскресе!» и громогласное стоустое «Воистину воскресе», христосование с троекратным лобызанием и обменом крашеными пасхальными яйцами, риторические, не требующие ответа возгласы «Огласительного слова» Иоанна Златоуста: «Где твое, смерть, жало? Где твоя, ад, победа?». Но службой праздник только начинался. 

В первый день Пасхи, а иногда в промежуток между утреней и обедней, государь ходил в тюрьмы и, сказав преступникам: «Христос воскрес и для вас», дарил им одежду, еду и деньги на разговенье. В тот же день царь угощал у себя нищую братию. 

Начинались торжественные приемы духовных и светских лиц и праздничные посещения московских монастырей, больниц и богаделен, и праздник проходил среди общего ликования и торжества. Сословные границы словно стирались перед пасхальной радостью. Трудно представить, что творилось в Москве в то время, но можно быть уверенным, что Небо делалось в те дни немного ближе к земле, а земля - к Небу. 

Впрочем, последнее верно и сейчас. Столетия и тысячелетия летят, как осенние листья, но у Бога нет времени: любой праздник претворяет прошлое и будущее в одно бескрайнее настоящее, стирает границы бытового и сакрального, делает нас ближе к небу. 

Служба Пасхи разительно отличается от богослужений других великих праздников: в ней все поется, ничего не читается, и притом поется на особый, радостный мотив, не звучащий более никогда в году, она окрашена в ярко-красный цвет, светлая, поистине, огненная. Недаром по сродству впечатления в современном массовом сознании символом Пасхи стал Благодатный огонь, чудо схождения которого вот уже несколько лет подряд транслируется в прямом телеэфире в Великую субботу. Затем Благодатный огонь, привезенный из Святой Земли, развозится по различным городам страны, от него затепляются лампады, зажигаются красные пасхальные свечи, и вот уже вся Русская Церковь, объединенная благодатным огнем, стоит как бы у пещеры Воскресения в радостном трепете: «Христос воскрес!» 

Всю Светлую седмицу царские врата всех храмов не закрываются. Это – знак того, что и двери Царствия небесного нам открыты. Семь дней крестные ходы ходят вокруг храмов с чтением Евангелий, повествующих о Воскресении. Неделю окрестности оглашает колокольный звон. Времени больше нет, есть нескончаемый день вечной жизни, озаренной Солнцем – Христом. «Пасха нам возсия! Пасха!» 

Конечно, потом и Царские врата закроются, и красный цвет облачений сменится сначала белым, затем желтым, снова настанут будни. Но мы всегда будем ждать следующего Великого Дня, потому что душой каждый человек знает: Пасха – это и есть настоящая жизнь, навечно уготованная Богом для праведников.

Иннокентьевский листок №72 Апрель-Май 2014 г.

Мы не гарантируем корректную работу сайта в браузерах Internet Explorer 6 и Internet Explorer 7. Обновите, пожалуйста, Ваш браузер до версии Internet Explorer 8 или до более поздней версии.